4 марта

В политической, экономической области, когда люди призывают к единству, почти всегда речь идёт о соглашении, основанном на эгоистических интересах, подобно разбойникам, которые объединяются, чтобы совершить преступное дело. Очевидно, не это является настоящим единством, но именно так его понимают: объединиться, чтобы наброситься на кого-­то другого с целью его оттеснить или даже уничтожить. Когда граждане какой-­либо страны говорят: «Объединимся!», и это объединение имеет единственной целью побороть соседнюю страну, а не договориться с ней, то невозможно на самом деле говорить о единстве. Настоящее единство должно быть всегда как можно более широким. Если в теле один орган обеспечивает единство для самого себя, не работая в гармонии с остальными, то он, может быть, почувствует себя хорошо, но остальные будут страдать, и единство будет  подорвано. Когда мы говорим о единстве, мы подразумеваем единство всемирное, космическое, из которого ничто и никто не исключены. Но это единство должно осуществиться сначала в нас самих: все наши клетки, все наши тенденции должны объединиться, чтобы стремиться к Богу. Это усилие, которое мы делаем, отразится на других единствах — на людях, и все эти маленькие разрозненные единства создадут, объединившись, всемирное единство.