17 марта

Некто говорит вам, что он католик или протестант, православный, иудей, мусульманин и т.д. И глядя на то, как он действует, вы понимаете, что эта религия, к которой он,  по его словам,  принадлежит, на самом деле не влияет на его жизнь. Это только набор расплывчатых понятий, бессодержательных форм. Он повторяет то, чему его обучили в детстве, как повторяют выученный урок, и эти верования для него не соответствуют ничему глубокому, живому. Поэтому следует сделать вывод, что у него есть религия, но нет реальной веры. Другой человек говорит, что он не принадлежит ни к какой религии: его родители были... скажем, христианами, но не практикующими, они его не крестили и не дали ему никакого религиозного образования. Но,  продолжая разговор и лучше узнавая этого человека, вы обнаруживаете, что у него есть чувство священного, что он движим высоким идеалом, самыми благородными устремлениями. Он не говорит о боге, но в глубине себя самого и во вселенной он смутно чувствует его присутствие. У этого человека, может быть, нет религии, но у него есть вера.